Шопенгауэр Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Смерть - поистине гений-вдохновитель, или музагет философии; оттого Сократ и определял последнюю как"заботливую смерть". Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти. Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти.

ШОПЕНГАУЭР

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному.

В самом деле, страх смерти не зависит от знания, ибо животное также испытывает его, хотя и не знает смерти. Все, что рождается, приходит с этим.

Небытие является основой для дальнейшего существования. Этот страх, данный нам априори лишь обратная сторона нашей сущности.

Смерть И Ее Отношение К Неразрушимости Нашего Существа

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти Через несколько месяцев после окончания терапии Бернис приснился любопытный кошмар, который очень обеспокоил ее. Она попросила о консультации.

Въ действительности, болзнь смерти независима отъ полпаго эпапія. Сл дуетъ зам тить также, что если бы нашъ страхъ уличтожепіл былъ.

Генрих Флорис Шопенгауэр, отец Артура, унаследовал большую часть состояния своего отца и деда и с честью поддерживал репутацию семейства. Генрих Флорис был не только горячим патриотом и удачливым коммерсантом, но и человеком всесторонне образованным. В тридцать восемь лет он женился на восемнадцатилетней Анне-Генриетте Трозинер, дочери уважаемого, хотя и небогатого, данцигского ратмана.

В году Данциг подвергся блокаде со стороны королевских прусских войск. В марте, за несколько часов до вступления в город пруссаков, Шопенгауэры выехали из Данцига в Гамбург. Отец Шопенгауэра, стремясь дать Артуру хорошее образование, отправил девятилетнего сына во Францию к своему хорошо знакомому, гаврскому купцу Грегуару. Мальчик обучался у лучших преподавателей города. Когда Артур возвратился морем из Гавра в Гамбург, он прекрасно говорил по-французски, но на родном немецком изъяснялся с трудом.

В одиннадцать лет Артур поступил в частную гимназию некоего Рунге, в которой воспитывались преимущественно дети коммерсантов.

А. Шопенгауэр. Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Артур Шопенгауэр — цитат. В минуту смерти эгоизм претерпевает полное крушение. Отсюда страх смерти. Смерть поэтому есть некое поучение.

Даже трудно представить себе, чтобы люди стали философствовать и в том случае, если бы не было смерти. Поэтому будет совершенно в порядке вещей, если мы дадим место специальному исследованию этого вопроса здесь, в последней главе самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное собственно не знает смерти; поэтому оно непосредственно наслаждается всем бессмертием природы, так как в ней сознает себя бесконечным.

У человека вместе с разумом по необходимости является и ужасающая уверенность в неизбежности смерти. Но, — так как везде в природе каждое зло дается вместе с целебным средством или, по крайней мере, каким-либо вознаграждением за него, — та же самая рефлексия, которая дает нам знание смерти, помогает нам справиться с этим знанием, — помогает именно в тех метафизических воззрениях, которые утешают нас в этом и которые так же не нужны животному, как и недоступны для него.

К этой цели главным образом направлены все религиозные и философские системы; следовательно, они — прежде всего противоядие, которое мыслящий разум выносит из своих собственных недр, чтобы противодействовать этой уверенности в неизбежности смерти. Но этой цели они достигают в очень различной степени; несомненно, что одна система религии или философии делает человека более способным, чем другие, спокойно смотреть в лицо смерти.

Браманизм и буддизм, — которые учат человека смотреть на себя, как на первобытное существо, как на Браму, которому существенно чужды всякое возникновение и уничтожение, — принесут в этом отношении гораздо больше пользы, чем все учения, которые создают его из ничего и заставляют начинать свое бытие, полученное от другого, действительно с рождения. В соответствии с этим мы находим в Индии такое спокойствие перед смертью, о котором в Европе не имеют никакого представления.

И, во всяком случае, очень сомнительное дело навязывать человеку, путем преждевременного обучения, недостаточные и несостоятельные понятия в таком серьезном деле и через это делать его навсегда неспособным к восприятию понятий более правильных и более состоятельных. Так, например, учат, что он недавно еще был ничем и, следовательно, в течение всей вечности был ничем, но что он все-таки должен быть бессмертным в течение всего будущего. Это в сущности равносильно тому учению, будто бы он, будучи целиком делом другого, все-таки на всю вечность должен быть ответственным за всю свою деятельность и поступки.

Артур Шопенгауэр О ничтожестве и горестях жизни Смерть и ее отношени

Получил домашнее образование, много путешествовал вместе с родителями, в году поступил в Геттингенский университет, затем учился в Берлинском университете, где слушал лекции И-Г. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг.

Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Учебники онлайн: А. Шопенгауэр: К учению о неразрушимости нашего В другие времена мы думаем о смерти с спокойной радостью, более того - с . дух внушает себе страх тем, будто смерть - уничтожение его сущности!.

Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка Смерть — важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна. В древнегреческой мифологии самое страшное к чему боги могли приговорить человека, - это бессмертие.

Что может быть страшнее бессмертия?

А. Шопенгауэр. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа

, 24О ничтожестве и горестях жизни. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование — есть некая кара, а смерть — лучшее, что может быть для человека. Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире.

В пантеоне философской антропологии имя Артура Шопенгауэра не .. не столько любовь к жизни, сколько страх смерти, которая, однако, неотвра-.

У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или по крайней мере некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас и которые не нужны и недоступны животному.

Всё, что рождается, уже приносит его с собою на землю. Но страх смерти … не что иное, как оборотная сторона воли к жизни, которую представляем все мы. Оттого всякому животному одинаково прирожденна как забота о самосохранении, так и страх гибели; именно последний, а не простое стремление избежать страданий, оказывается в той боязливой осмотрительности, с какою животное старается оградить себя, а ещё более своё потомство, — от всякого, кто только может быть ему опасен.

Величайшее из зол, худшее из всего, что только может грозить ему, это — смерть; величайший страх — это страх смерти. Ничто столь неодолимо не побуждает нас к живейшему участию, как если другой подвергается смертельной опасности; нет ничего ужаснее, чем смертная казнь. Раскрывающаяся во всём этом безграничная привязанность к жизни ни в каком случае не могла возникнуть из познания и размышлений:

Вы точно человек?

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Здесь выложена бесплатная электронная книга Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа автора, которого зовут Шопенгауэр Артур. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг.

Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному.

Единственным способом избавиться от ложного страха смерти является, . С позиций волюнтаризма А. Шопенгауэр доказывал, что страх смерти есть.

Шопенгауэр — один из тех мыслителей, чьим творчеством предваряется эпоха новейшей, так называемой"неклассической" философии. Его суждения и выводы полны парадоксов, непривычных для"здравого смысла". Например, человек не свободен, поскольку он действует по своей"воле"" удовольствие отрицательно, а страдание положительно; жизнь — ошибка, смерть — ее исправление. Далее мы увидим, на каких основаниях утверждаются эти парадоксальные тезисы. Тема смерти занимает значительное место в главном сочинении Шопенгауэра, и в этом повороте к данной теме тоже проявляется его отход от предшествующей"классической" философии.

Ложность жизни и подлинность не-жизни В чем же состоит"ложность" жизни и подлинность не-жизни? Человеку, — утверждал Шопенгауэр, — только кажется, будто жизнь — его подлинное существование. В действительности он"вытолкнут в жизнь" единой и бессмертной мировой волей; воля — вот что подлинно вечно существует. Она является началом и местом впадения мимолетных индивидуальных существований, — то есть как бы океаном, выбрасывающим и поглощающим отдельные брызги заметим сходство с учениями о Брахмане и метемпсихозе.

Шопенгауэр ставит"мировую волю" на место, отводившееся философами прежних эпох"мировому разуму","логосу","богу", которые якобы управляют миром, обеспечивают по- рядок и гармонию космоса. Воля фундаментальнее, первичнее всякого разума.

СТРАХ СМЕРТИ что за ним стоит?

Posted on / 0 / Categories Без рубрики

Post Author:

Жизнь без страха не просто возможна, а абсолютно реальна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!